«Секс — это не билет во взрослую жизнь»

Фото: YouTube

Блогер, феминистка и журналистка Татьяна Никонова пишет учебник по сексуальному просвещению для подростков. Она объявила краудфандинговую кампанию на Планете.ру, и уже собрала уже миллион рублей, чтобы оплатить работу иллюстратора, консультантов и свою собственную в течение года. Внезапно выяснилось, что люди очень охотно жертвуют на то, чтобы кто-то объяснил их детям все про информированное активное согласие, контрацепцию, опасные болезни и собственное тело. Средний размер пожертвования — 700 рублей, но и крупные лоты (например, выпить кофе с автором за 15000 рублей) уже распроданы. Татьяна рассказала МедНовостям, зачем она это делает, как сексуальное образование влияет на здоровье нации, почему она выбрала для подростков именно формат довольно толстой книги с картинками, и почему, когда говоришь подросткам про базовые вещи — согласие, насилие, предохранение — неважно, какого они пола, гендера или сексуальной ориентации.

Зачем нужно образовывать подростков в сексе? Судя по всему наше общество, школа, власти считают, что это не очень нужно.

— Есть несколько причин, во-первых – эпидемия ВИЧ. У нас уже около одного процента ВИЧ-позитивных граждан, в некоторых городах – гораздо выше. А непроверенных еще больше, мы не знаем их реального количества. Это значит, что нынешние подростки через несколько лет, когда они начнут активно заниматься сексом, искать себе пару, думать о семье, могут столкнуться с носителем вируса, который не знает своего статуса.

К тому же в России очень высокий уровень подростковых беременностей, мы можем с уверенностью сказать про 30 случаев на тысячу девочек в возрасте 15 — 19 лет.

Татьяна Никонова

Это очень консервативная оценка, говорят и про 46 случаев на тысячу девочек.

Да, но и 30 — это очень много. Три девочки в каждой параллели каждой школы, начиная с девятого класса, забеременеют. Каждый год. Это перебор. И я считаю, что не только девочки в этом виноваты. Ответственность за это несут мальчики, которые с ними занимаются сексом. Их родители, которые им ничего не объяснили. Их учителя, которые не дают им никаких знаний. Ну и давление общества, которое не дает им свободно покупать контрацепцию, даже если у них есть на нее карманные деньги. Врачи не объясняют им, как правильно пользоваться контрацепцией — и большинство людей делает это неправильно.

Меня очень волнует количество абортов. У нас аборты фактически средство контрацепции, их количество огромно.

Я считаю, что мы не можем запретить детям заниматься сексом. Статистика показывает, что пропаганда воздержания работает очень плохо — возраст сексуального дебюта не повышается. Дети, которых обучают воздержанию, все равно начинают заниматься сексом, они это начинают делать раньше, чем те, кому давали информацию, они не умеют предохраняться, поэтому чаще заражаются и чаще беременеют.

Кстати, есть исследования — вполне достоверная статистика — согласно которой половая жизнь подростков начинается тем позднее, чем больше в стране сексуального просвещения. Как такое может быть?

— Все приводят пример Нидерландов. В странах, где есть обязательный секспросвет — как там, возраст вступления в половую жизнь увеличивается на год-два. Потому что дети не идиоты. Если им объяснить, что бывают болезни, что бывает беременность… грамотный секспросвет не только технически рассказывает про методы, он рассказывает о том, как распознать манипуляцию, про то, как отделить желания своего микросоциума от своих желаний. Даже если в компании все говорят, что занимаются сексом, может быть именно тебе этого и не хочется!

На самом деле не очень большому количеству детей в 14 – 15 лет хочется заниматься сексом. У них может быть очень много своих собственных желаний и мотиваций, и, если подросток делает информированный выбор, он далеко не всегда в пользу секса. Кроме того, грамотный секспросвет рассказывает про мастурбацию. Если есть сексуальное желание, но нет любви, предмета отношений — в этом возрасте отношения очень важны, это гораздо существенней, чем секс — ты можешь просто снять напряжение и продолжать строить дальше платонические отношения, которые когда-нибудь, возможно, дойдут до секса. Это тот подход, который позволяет человеку управлять внутренними ресурсами, самостоятельно строить свою жизнь.

А вообще раннее начало половой жизни — это плохо?
— Я думаю, главное для возраста начала половой жизни — чтобы она была искренней, по согласию и информированной. Но эмоциональная нагруженность секса очень велика. Маленьким детям — а в 13 лет дети как правило еще маленькие — бывает просто трудно это пережить. Если секс в итоге не сводится к сексуальной развязке, если для них ценен их партнер, если они хотят продолжать отношения — они не будут с этим торопиться просто потому что для них это будет менее важно. Потому что они будут хотеть, чтобы это приносило радость и им, и их партнеру. Моя задача объяснить детям, что секс, это хорошо, но это не билет во взрослую жизнь. Билет во взрослую жизнь — это быть взрослыми, зрелыми, строить отношения, в которых оба счастливы.

А еще у нас есть культурно нагруженная ценность девственности. Вы будете об этом говорить в книге?

— Нужно поговорить про девственность, разумеется, потому что она во-первых очень сильно переоценена. По факту мы должны говорить не о лишении девственности, не о инициации, а просто о первом сексе. Во-вторых, на самом деле подростки живут в конфликтующей ситуации. Для взрослых девственность — все еще ценность, а для самих подростков — уже нет. В США, например, девственники сталкиваются с серьезными проблемами. Никто не хочет заниматься сексом с девственниками, потому что девственником быть позорно. Дети потому и врут, что уже занимаются сексом, потому что девственником быть просто неприлично.
К тому же технически девственность — это какая-то бессмысленная вещь. Дети занимаются петтингом, оральным сексом (при котором, кстати, тоже не предохраняются и не знают, что это необходимо), занимаются мастурбацией. Где тут девственность?

Кто должен заниматься сексуальным просвещением? Школа, родители, друзья, интернет, порнография…

— Есть три стороны в этой истории: как есть, как могло бы быть, как должно быть.

Как есть – дети читают Вконтакте, смотрят порнографию, общаются друг с другом. Опрос 2011 года показал, что они в основном обсуждают вопросы секса друг с другом. Приводит это понятно к чему. В Вконтакте есть такой тег: #гдеклитор. Публикуются скрины из переписок на сайте знакомств, где молодой человек предлагает встречаться/заниматься сексом, а девушка ему говорит: ок, расскажи мне, где клитор. И результаты самые удивительные.

Как многим хотелось бы? Чтобы об этом говорили родители, или, может быть, церковь, чтобы они решали эти вопросы в приватной обстановке, чтобы они не вмешивали в этот вопрос государство. На практике мы знаем, что согласно одному из последних опросов Левада-центр, в каждой третьей семье тема секса табуирована. Даже если бы родители хотели бы, даже если бы знали, что сказать – они не могут об этом говорить. Но при этом, исследования показывают, что дети, которые разговаривают с родителями о сексе… необязательно у родителей есть нужные знания или нужная технология, но дети после этого начинают лучше общаться с партнерами, начинают чаще предохраняться. Просто потому, что у них появляется навык обсуждения подобных тем.

Ну и третье: как должно было быть. Я считаю, что это должна брать на себя школа. Это должны быть программы, которые из года в год формируются по возрасту. Например, ВОЗ считает, что ребенок к четырем годам должен знать все части тела. К школе он должен иметь все гигиенические навыки. Просто в этом возрасте дети уже начинают стесняться родителей, и хорошо бы они и без родителей были чистыми. Еще раньше они должны уметь выражать свои желания, говорить, если им что-то не нравится, обращаться за помощью. И постепенно, с усложнениями, к подростковому возрасту, когда дети потенциально могут заняться сексом, они должны уметь пользоваться контрацепцией, различать насилие, обращаться за помощью, определить для себя опасную или безопасную ситуацию, они должны иметь алгоритмы действий, номера телефонов, куда обращаться — они не всегда могут обратиться к родителям или учителям. Должна быть большая программа. В идеальном мире школа и государство должны быть главными проводниками сексуального просвещения. Это выгодно в первую очередь государству, потому что сохраняет качество населения. Здоровое население, с репродуктивным здоровьем, с психологической стабильностью. С крепкими браками — потому что, если ты умеешь договариваться, ты можешь найти себе подходящего партнера, а не того, на которого у тебя встал. Отношения, может быть, будут позже начинаться, но они будут более стабильными. Все это имеет далеко идущие последствия, вот почему нам нужен секспросвет с раннего возраста.

И поэтому вы пишете книгу, на которой к тому же будет написано слово «учебник». А современные подростки же — это именно те люди, которые читают книги и особенно они любят учебники. У нас ведь сейчас не самое читающее поколение растет. Почему такая форма?

— По нескольким причинам. У меня есть совершенно практическая необходимость упаковать всю информацию в одну единицу контента. Если, предположим, кто-нибудь решит меня запретить, то книга будет на торрентах, в пабликах Вконтакте, она будет распространена. Это практический вопрос дистрибуции.

Во-вторых, я не рассчитываю на то, что все подростки ее прочитают. Я надеюсь, что они ее пролистают, найдут нужные места, которые их заинтересуют, и это им поможет. Я надеюсь на то, что ее прочитают опинион-лидеры среди подростков, те, кому нужен научный подход, те, кто не хочет выглядеть идиотом в споре. Поскольку среди подростков такая информация распространяется горизонтально, главное, чтобы у нас были точки, в которых есть проверенная информация.

Кроме того, там будет очень много картинок. Мы собираемся делать практически комиксы, которые будут объяснять основные положения. Со мной работает иллюстратор Ника Водвуд, она популярна среди молодежи, очень хороший иллюстратор, я надеюсь, у нас все получится. Кроме того, если нам удастся собрать больше денег, то на оставшиеся я собираюсь сделать видеоблог и просто рассказывать этот контент другими словами в более понятной форме.

Ника Водвуд

Как книга будет устроена?

— Три основных блока: удовольствие, согласие, безопасность.

Удовольствие: как устроено человеческое тело; чего мы хотим; зачем мы заводим отношения; как переживать, если отношения не складываются; как переживать отказ; как смириться с тем, что не все идеально.

Согласие: активное согласие; как отказывать; как принимать отказ, и не сваливаться в насилие; почему к насилию нужна нулевая терпимость, и это нужно объяснять всем, и мальчикам, и девочкам. Все они могут стать жертвами насилия. И насильниками, к сожалению.

Безопасность: нужно говорить о контрацепции, беременностях, заболеваниях, ВИЧ-инфекции, нужно говорить, что делать, если беременность уже наступила, разные могут быть выходы, Аборт: какие сроки на это есть, каковы российские реалии. Например, есть неделя тишины, о которой мало кто помнит. Нельзя же прийти и просто сделать аборт, тебя будут долго отговаривать.

Нужно знать, что делать, если ты решила сохранить беременность. Это тоже нормальная ситуация. Мальчикам нужно знать, что у несовершеннолетнего отца те же обязанности, что и у совершеннолетнего, многие мальчики не думают об этом.

И, конечно, реальность, в которой подростки живут. Секстинг и вообще общение в интернете. Как не стать жертвой порно-мести? Как понять, кому можно отправлять фотографии, и стоит ли прогибаться под такие манипуляции — когда просят прислать интимную фотографию, а ты не хочешь. Нужно говорить о том, что действительно может случиться с подростками, а не о том, что пишут в иностранных переведенных старых книжках: двое встретились, ходили в кино, потом поженились и у них появились дети.

Как вы изучали аудиторию? Откуда вы узнали, что нужно подросткам?

— У меня два подхода. Во-первых, я смотрела на вопросы, которые мне присылает взрослая аудитория в блог о сексе, он недавно переехал на отдельный сайт — http://nikonova.online/. И видела, до какой степени взрослые умные люди могут быть необразованны. Понятно, что всему этому надо учить до того, как люди займутся сексом.

Я не могу говорить с подростками напрямую, так легко попасть под статью. Но есть подростки, которые заполняют мои опросники, я общаюсь с ними через их родителей. Также подростки будут вычитывать мою книгу перед публикацией. Я не знакома ни с одним из них.

У вас есть два серьезных легальных риска: статья о пропаганде гомосексуализма среди несовершеннолетних и рейтинг 18+ на обложке, когда книга будет издана на бумаге. И ее упакуют в полиэтиленовый пакет.
 

Моя книжка будет 16+, я буду с юристом вычищать все, что под это попадает, мы будем очень стараться.

Кроме того, я не планирую останавливаться на конкретных практиках. Я иду по очень базовому уровню. Права человека, согласие. Нет абсолютно никакой разницы, какого ты пола, гендера или ориентации, если к тебе пристает тренер в спортшколе. Нет никакой разницы, какие у тебя половые органы, если ты знаешь, что существует ВИЧ. Ты не знаешь, с кем ты в будущем будешь заниматься сексом, но ты должен и должна знать обо всем. Я не делю это на разделы для мальчиков и девочек, я буду рассказывать обо всем сразу.

Не то, чтобы я избегала острых тем. Моя задача — дойти до подростков, дать им максимум информации максимально законными методами.

Источник: medportal.ru

Читайте также:

Добавить комментарий